Минзәлә
  • Рус Тат
  • Верный друг любит до смерти

    На днях в редакцию Пулат Дадажанов занес потрясающий рассказ, в котором повествовал об отваге, выносливости и преданности лошадей. Это произведение никого не оставит равнодушным, и сам автор подчеркивает, что верности животных можно позавидовать, а люди должны брать с них пример. Представляем вашему вниманию данный рассказ, разбив его на 2 части....

    На днях в редакцию Пулат Дадажанов занес потрясающий рассказ, в котором повествовал об отваге, выносливости и преданности лошадей. Это произведение никого не оставит равнодушным, и сам автор подчеркивает, что верности животных можно позавидовать, а люди должны брать с них пример.

    Представляем вашему вниманию данный рассказ, разбив его на 2 части.

    Гульназ Талипова

    Часть первая. Серый и Гнедок

    Любовь, преданность наших меньших братьев к старшим братьям - человеку неисчислимо множество, особенно собак и коней. Взять к примеру овчарку, которая охраняет со своим хозяином-кинологом рубежи нашей Родины. Она по первому приказу хозяина, бросается на вооруженного диверсанта-нарушителя границы и держит его мертвой хваткой до тех пор, пока не подойдет хозяин-солдат и не даст команду отпустить.

    А боевые кони казаков, которые наравне со своими всадниками кидались в бой и бились с врагами кусая, нанося смертельные удары копытами, таранив грудью, топча врага своей тяжестью, и, если всадник получал в бою ранения и падал - конь оставался возле раненого, ложился возле него и лежал до тех пор, пока раненный казак не вскарабкается на спину коня и только после этого конь поднимался на все четыре ноги и осторожными шагами вывозил седока с поля боя. Или преданность друзей питали друг другу упряжные кони, доставляющие под огнем противника артиллерийские снаряды батарее в годы Великой Отечественной войны. Они без понукания седока выравнивали бричку, чтобы не упали ящики со снарядами, проходя дорогу, испещренную ямами.

    Так они проработали на дорогах войны более двух лет, весь израненные с боевыми шрамами на теле обоих упряжных коней: Серого и Гнедка.

    Так вот в один из дней, когда шли ожесточенные бои, запряженные в бричку двумя лошадьми по кличке одного Серый, другого Гнедок ездовой доставлял на батарею артиллерийского полка снаряды для пушек. Вдруг недалеко от брички взорвался снаряд, осколком ездовой был убит на месте, а конь Гнедок был ранен в голову, который привело к слепоте лошади. Полковой ветеринар обмыл Гнедку рану лекарством, заклеил пластырем и потрепал мягкие ноздри коня: «Отвоевался ,брат. Такая вот военная жизнь. Демобилизуем! - и тут же похлопал по спине Серого. - И тебя тоже отправим в тыл. Вместе. Седеешь уже. Да и худо тебе старику будет без товарища. Сам знаю.

    Коней загнали с другими лошадьми в товарный вагон и отправили на восток. Их привезли в совхоз, расположенный рядом о лесом. Вдруг конюх остановился. Перед ним бок о бок ходили два коня. Один - серый, другой - гнедой. Шли они удивительно ровно, голова к голове, не отставая ни на полшага и прижимаясь друг к другу. Он подошел к коням и хотел было поставить их по-своему к телеге, но кони сами поменялись местами: Гнедок стал слева, Серый - справа. «Военные, - взмахнул бумагами конюх, - парные. Вон и шрамы у них».

    Их определили вывозить дрова из леса. Хрустело под телегой. И от каждого хруста и стука Гнедок начал испуганно вздрагивать. Неожиданно стоявшая рядом сосенка подкосилась, сухо треснула, совсем как снаряд, и рухнула на телегу. Гнедка вдруг дернулся, встал на дыбы и захрапел. В глазах у него вспыхнуло. Вечером конюх распряг коней и пустил с другими на луг пастись. Гнедок часто наклонялся, но травы не находил - перед глазами у него опять было темно. Тогда Серый быстро отыскивал уголок позеленее и тихим ржанием подзывал друга к себе. Потом кони пошли к реке на водопой Серый, прислоняясь боком к Гнедку отвел его от обрыва, плеснул копытом возле самой чистой заводи. У загона Гнедок налетел на длинную толстую жердь. Он в отчаянии метнулся в сторону, с шумом налетел на пустую разбитую телегу к остановился, будто одеревенел. Ветеринар остановился около Гнедка, посмотрел коню в глаза и сказал:

    - Ослеп! Все-таки ослеп! Придется вести на бойню. А конь-то хороший.

    - Зачем на бойню? - спросил конюх,- Забивать?

    - Так что же делать? - отходя от Гнедка сказал ветеринар. - Держать слепого коня не могу. А жаль, конь-то хороший.

    Утром конюх гнедка вывел из конюшни. Он миновал изгородь, вышел к перекрестку и уже собирался вступить на дорогу, как Гнедок оглянулся, повернулся к загону и остановился. Он высоко поднял голову, и вдруг в утренней тишине раздалось его печальное одинокое ржание, как будто конь знал, что это его последний путь и время прощаться с другом. Лошади заволновались. Внезапно распахнулась калитка, раздалось быстрое порывистое ржание и по дороге в галопе звучно застучали быстрые копыта. К Гнедку что есть силы летел Серый. Конюх отпрянул, а старый конь тяжело дыша потянулся на встречу Гнедку. Он коснулся головы Гнедка, и вдруг оба коня прижались друг другу, высоко подняли голову и решительно пошли верх по дороге. Медленно и твердо, как солдаты. Конюх остановился не зная что делать, из глаз текли слезы. Он повидал на своем веку много лошадей, но таких ему видеть не приходилось. Почти все рабочие, конюхи, стояли со слезами на глазах от невиданной преданности, дружбы коней.

    - А если попробовать в упряжи? - сказал ветеринар.

    - Конечно в упряжку! - крикнул конюх, и, не дожидаясь ответа перехватил коней и повел их к повозке - А ведь пойдут! Пойдут!

    Такой дружбе, преданности можно позавидовать и нам гуманоидам - старшим братьям, живущим на земле.

    Иң мөһим һәм кызыклы язмаларны Татмедиа Telegram-каналында укыгыз


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: